Ветеранов почти не осталось

did_vivtsiС течением времени в селах Шепетовского района Хмельницкой, уже почти не осталось народных мстителей времен Второй мировой войны. В кочки живет один из участников партизанского движения — Владимир Врублевский.
Подворье господина Владимира искали недолго. 87-летний хозяин именно возился по хозяйству, ходил у овец. «А я вас жду, даже яиц сковороду нажарил, — улыбается. — Пойдем в дом! »

На столе уже наготове фотоальбомы. И Владимир Григорьевич заводит интересную, насыщенную событиями повествование о своей жизни.

Родился он в селе Цмивци в многодетной семье. Отец Григорий Людвикович и мама Вера Ивановна трудились не покладая рук, обрабатывали 10 гектаров земли.

— 1933 году советская власть обвинила отца в «срыве посевной кампании», хотя он просто вовремя не сдал зерно в колхоз. И кто тогда разбирался? Впаяли девять лет тюрьмы. А нашу семью погрузили на подводу и вывезли на дальний хутор Помирки. Дом в Цмивци «советы» продали. На новом месте мы с мамой нашли приют в необитаемом доме. Председатель местного колхоза приехал на нас посмотреть. Предложил маме работать дояркой. Пришлось соглашаться, ведь выбора не было — как-никак, а жена «врага народа». В 1937-м отец вернулся из заключения, где строил Волго-Донской канал (ему зачли год за два). Начал работать на кирпичные в ближнем селе Михайлючка. Жизнь якобы понемногу налаживалась. И вдруг война. В нашем селе на нее никто не ожидал. Летним утром над нами низко пролетело несколько немецких самолетов. Куда? Оказалось, в Судилков — бомбить аэродром. Так мы узнали о начале войны. Немецкие самолеты были вдвое быстрее, чем наши тогдашние «ишаки» ( «И-16»), — вспоминает наш собеседник.

Во времена оккупации нацисты решили, что в Михайлючци и Цмивли жить только фольксдойче. Поэтому семейство Врублевский вынуждено было переехать ближе к Конотопа. Отец устроился на работу в местное лесничество.

— Помогать партизанам он начал в 1943-м. К папе обращались, когда нужно было перейти леса в нашем Шепетовском или в соседнем Изяславском районах. Однажды даже группу партизан сопровождал до бывшего украинского-польской границы недалеко Изяслава. А я с 9 января 1944 стал официальным участником отряда имени Ворошилова советского партизанского соединения Олексенко. Пробыл в нем до апреля. Навсегда запомнил бои за освобождение Изяслава. Фашисты уже начали казаться в плен, и вдруг им поступило подкрепление — четыре «тигры». Мы вынуждены были отступить в село, где ждали наступление нашей армии. Я затаился у пулемета в окопе. Немцы били из минометов, и все же мы выстояли. Затем неоднократно помогал минировать железнодорожные пути …

Он на мгновение замолкает, погружаясь в воспоминания. Вспомнил своего сверстника и земляка Валю Котика, который с народными мстителями орудовал в Изяславе и в одном из боев получил смертельное ранение …

— Впрочем, на войне и курьезы случались, — продолжает Владимир Григорьевич. — Как-то зимой 1944 я вместе с собратьями заскочил в лесном комашнику немца, который бежал из своей воинской части и там скрывался. И что вы думаете? Он стал «наш», метко стрелял из пулемета …

В разговоре мы коснулись и тему деятельности УПА на Хмельнитчине.

— Их армия стояла в основном в лесах Ровенской области. Однако до настоящего района бойцы УПА тоже наведывались. Как-то на дороге я нашел оуновским открытку. Это было предупреждение, адресованное полиции, немецким старостам, чтобы те не вывозили молодежь в Германию. В целом же о действиях «бандеровцев» в Шепетовском районе слышали вплоть до 1953 года!

… После войны Владимира Врублевский мобилизовали в армию. Отслужил 27 лет! Причем на флоте: Балтийском и Северном. Поэтому может много интересного рассказать и о своем моряцкое жизни. Но это уже другая история.

Share Button

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *