Село Полянецкое имеет красивую историю

plavni_herson_1Село Полянецкое не могло появиться в другом месте. Его место только здесь — на поляне среди густого извечного леса. Уже дальше на юг в направлении Одессы — сплошные степи. Первопоселенцами были, скорее всего, беглецы от панского гнета. Возможно, из-под Умани, где есть одноименное село.
ДВА ВЕКА назад, в начале основания Полянецкого, эти земли были в собственности польских магнатов — Конецпольського, Любомирских. На северной окраине поселения до сих пор находят фрагменты старинного оружия, что указывает на пребывание здесь военных.

Судьба моего села типична: бесправие крестьян и ничем не ограниченное произвола помещиков, разруха и бедность во время революционных событий, насильственная коллективизация, раскулачивание добрых хозяев. И ужасными в летописи Полянецкого стали 1932-1933-й — годы голодомора. Такое никогда не стереть из народной памяти. В книге Владимира Маняка «Голод-33» есть рассказ и моих односельчан — супруги Михаила и Лидии Григорук. Они расспросили свидетелей тех событий и увековечили фамилии замученных. Таких в нашем селе — более 900 с 2450 жителей. Их имена — в книге скорби сельского музея.

Героической страницей вошла в историю Полянецкого Вторая мировая война. 270 моих односельчан не вернулись с ее фронтов. Участник прорыва блокады Ленинграда, боев за Одер и Берлин Терентий Мороз вернулся с войны Героем Советского Союза. В лесах вокруг села действовал партизанский отряд «Буревестник». Партизаны не давали врагам вывозить хлеб и скот, изыскания места их дислокации.

Неутомимым трудом прославили себя земледельцы и животноводы после войны. Птахофабика, консервный завод, 170 гектаров сада … Могли бы иметь и своего Героя Соцтруда. Имя Дмитрия Шаровая звучало на всю Одесскую: лучший бригадир тракторной бригады района, области, кавалер многих орденов. Словом, следующая награда — только звание Героя. Но сверху пришла «разнарядка» — претендент обязательно должен быть участником войны. А Дмитрий Андреевич геройствував в мирных делах …

Меня всегда удивляли сообразительность земляков, развивка устного народного творчества. Почти каждый житель, кроме официального фамилии, имел и теперь еще и уличное прозвище, которое время значительно «эффективнее». Был свидетелем такого разговора: неместная женщина спросила у прохожего, где проживает Григорий Корж. «Коржей у нас много, сразу и не вспомнишь, кто это», — услышала в ответ. «Его еще называют Чабак». «Так сразу и сказали», — собеседник не только показал дом Коржа, но и рассказал, что он лучший рыбак.

В первой половине прошлого века жители, у которых были лошади, развозили односельчанам воду в бочках. Среди них и Родион Сивак. То с его бочки выпал чип, вода вылилась, а он заметил это, когда подъехал к воротам заказчика. С тех пор и пошло селом — Родион Водовоз. С этим прозвищем живут потомки, уже знает в каком поколении.

Дед Самсон Ковбасюк был маленького роста. То попытался перескочить ручей, но не смог. Рассказал об этом случае соседям: «Спрыгнул и оказался в воде». Прозвище «Цибик» перешло на его жену, двух дочерей.

Юмористов нашего села уважал украинский писатель Степан Олейник, что бывал у нас в гостях. Возможно, местный колорит придавал ему силы и вдохновение.

Не то теперь Полянецкое, что было в 70-80-х годах прошлого века. Хотя пока на плаву. И все не дает покоя такая мысль: по преданию, наши предки едва нашли поляну среди густого Савранского леса, а теперь этот лес — сплошные лужайки, вырублены деревья ценных пород вывозятся неизвестно куда.

Что же мы оставим потомкам?

Share Button

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *