Последний свидетель кобзы

img_0936У Василия Гузенко из села Емец Дергачевского района сохраняется старинная кобза. Пенсионер уверен, что этот инструмент прежде принадлежал одному из делегатов кобзарского съезда, который в начале тридцатых состоялся в помещении Харьковской оперы. После энкаведисты всех участников вместе с маленькими поводырями вывезли на территорию РФ, где расстреляли, а их кобзы, бандуры и лиры сожгли.
Откуда же тогда кобза Василия Гузенко? В свое время она принадлежала дяде его знакомой — машинисту паровоза по фамилии Гармаш. Тот человек, который, кстати, прожил 105 лет, рассказывал, что именно он вел поезд в Белгородскую область, в который среди ночи посадили кобзарей … Палачи чудом не заметили кобзу, которую позже подобрал машинист, чтобы сохранить как последнего свидетеля трагедии.

Некоторые утверждают, что рассказ о съезде расстрелянных кобзарей, которых сначала пытались привлечь к социалистическому строительству, а потом, поняв всю тщетность усилий, расстреляли, — это лишь легенда. Документальных доказательств, мол, нет. Представитель харьковского кобзарского цеха Константин Черемский уверен, что все документы хранятся в московских архивах. Вряд ли они когда-нибудь будут обнародованы. В то же время он лично нашел немало бумаг, свидетельствующих о подготовке такого съезда. Кобза, которая хранится у Василия Гузенко, также может стать свидетелем. Изготовлено инструмент в начале прошлого века, лет за 25 до трагедии. Даже клеймо мастера на нем сохранилось.

Кобзу Василий Григорьевич получил от племянницы машиниста в подарок. С появлением, говорит, в его доме стали происходить события, которым невозможно дать логическое объяснение. Младший сын Богдан неожиданно увлекся музыкой. Он упорно играл на фортепиано, скрипку, гитару, но кобзы почему-то не хотел касаться. А через некоторое время Богдану сделали операцию на глазах, после которой он потерял зрение. Сразу пришла в голову аналогия, что, возможно, бывший хозяин инструмента тоже был незрячий … Случайное совпадение? Трудно сказать. Ведь все это касается духовного мира, о котором мы мало что знаем.

На мой вопрос, не стал сын играть на гуслях, Василий Григорьевич с грустью ответил: «Нет. А я думаю избавиться инструмента. Слишком много трагических событий с ним связано … »

На фото автора: Василий Гузенко и его кобза.

Share Button

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *